az_mnogogreshny (az_mnogogreshny) wrote,
az_mnogogreshny
az_mnogogreshny

Categories:

Поездка на Ямал. Часть5. Зеленый Яр и окрестности.



Наш путь лежит вверх по течению реки Полуй. Сразу скажу, что проехать в эти места можно только на личной лодке. Дорог в этих краях нет. Никаких. Нет даже тропинок. Общественного транспорта тоже. Берега Полуя практически не заселены, несмотря на то, что река имеет довольно большую длину и в низовьях не уступает по ширине Волге в районе Ярославля. В устье Полуя расположен Салехард. Примерно в 30 километрах вверх от Салехарда имеется небольшой хантыйский поселок Зеленый Яр (не больше 500 человек). В нескольких километрах от Зеленого Яра летняя стоянка хантов. Там стоит 2 чума. И это последнее человеческое поселение на Полуе и всех его притоках. Дальше никого... В такую глушь я забрался первый раз за всю свою жизнь.
Многие вещи сложно понять, не побывав на севере. Например, мы привыкли, что есть вода (река, озеро, море) и есть суша. Но, на севере все немного сложнее. Это я понял сразу, как только немного отъехал от Салехарда. Здесь началось самое настоящее море, которого нет на картах. Это Большой Полуйский Сор. Сор - специфическое северное слово, которое нужно переводить тем, кто с юга. Это территория, заполняемая тонким слоем воды, оставшейся после таяния снега. Снег тает в конце мая - начале июня. В это время под водой оказывается существенная часть суши. Сухими остаются только возвышенные места. Постепенно вода уходит. Но,
не успеет вода уйти, как снова начинаются морозы и все исчезает под толстым слоем снега и льда.
Итак, Большой Сор. Вода до горизонта. Средняя глубина 10-40 сантиметров. И где-то посреди этого моря проходит русло реки Полуй. Ничем не обозначенное и никак не видное. Поэтому, пока не ушла вода, а это происходит к началу сентября, Полуй в этом месте практически непроходим.




Появился, правда, в последнее время один способ преодоления сора. Можно осенью проехать по этому месту с навигатором. Он запомнит маршрут. И летом можно будет проехать по этой проложенной линией. Василий Михайлович, житель Салехарда и мой родственник, решил так и сделать. Мы набрали слишком большую скорость, желая быстрее проскочить сор и незаметно отклонились от проложенной линии. Лодка на полном ходу налетает на мель и наглухо застревает в песках. Нас кидает на лобовое стекло, все вещи летят в нос лодки. Мы вылезаем из лодки и пытаемся как-то ее вытянуть из трясины и затащить обратно на русло. Кругом никого. Только вода до горизонта. Но лодка слишком тяжела. Мы выгружаем канистры с бензином за борт. Василий Михайлович приподнимает мотор. Я со всей силы токаю лодку. Лодка чуть чуть двигается. При этом, категорически нельзя долго стоять на одном месте. Чуть зазевался и резиновый сапог можно и не вытащить. Я набираю полные сапоги воды, но лодку мы кое-как все-таки стаскиваем на русло.
Мы продолжаем движение. Кстати, промокшие сапоги можно закрепить по ходу движения лодки, чтобы во внутрь задувался ветер. Довольно хороший способ просушить промокшую обувь. Думаю, будет лишним напоминать, что без резиновых сапог в тундре делать нечего.
Выходим на протоку Горный Полуй.



Надо сказать, что реки в этих краях такое же условное понятие, как и суша. Никакого фиксированного русла. Это скорее большой поток воды, идущий в сторону Карского моря. Множество проток, идущих параллельно основной реке. Иногда они сходятся. Иногда ветвятся. Иногда разливаются в широкие озера и соры.
Протока Горный Полуй получила свое название потому, что проходит у высокого коренного берега.



Именно этот берег был в свое время выбран для строительства трансарктической жд. Я уже упоминал про сталинскую 501-ю стройку. По берегу Полуя как раз проходил участок дороги Салехард - Игарка. Он так и не был достроен. До 90-х годов здесь еще оставались кривые рельсы и прогнившие шпалы. Особо я запомнил одинокие рельсы над оврагами. Деревянные мосты и шпалы сгнили. Мост обрушился, а рельсы продолжали висеть над пропастью.
В начале 90-х годов некий неопознанный предприниматель разобрал и кому-то продал рельсы. Видимо, сталь еще была в хорошем состоянии. Было разобрано 90 километров полотна от Салехарда. Оставшиеся следы мертвой дороги зарастают и почти не различимы среди высокой в этом месте травы.









...И это все, что осталось от мертвой дороги.

Наша первая стоянка. Второе специфически северное слово - "няша". Няша это то, что остается, когда уходит вода. Мокрый песок с илом. Вылезти из лодки и не пройти по няше невозможно. Сапоги увязают чуть ли не по колено. Самое главное идти быстро и не останавливаться. Я с непривычки пренебрег этим правилом и почувствовал, что сапог увяз в трясине. Я делаю резкое движение чтобы выдернуть сапог, теряю центр тяжести и падаю в грязь.



На этом наши беды не заканчиваются... В первый день мы отъехали недалеко. Заночевали где-то в 20-ти километрах от Салехарда. Здесь часто останавливаются охотники и рыболовы из Салехарда. Дальше почти не едут. Никто не хочет попусту тратить дорогой бензин. А наловить рыбу и настрелять дичь можно и в окрестностях Салехарда. Город небольшой. Около 40 000. Так что, серьезного урона окружающей природе немногочисленные жители Салехарда нанести не смогут. Даже, если захотят.
На том месте, где мы остановились до нас побывали рыбаки. Они разделали рыбу, а кишки выкинули в траву. Наша собака быстро нашла протухшие кишки и хорошенько в них извалялась. Вышла из травы довольная с грязно-коричневой шерстью. Вонь от нее шла невыносимая. Мысль о том, что придется ночевать вместе с ней в одной палатке совершенно не радовала.
И тут еще одна беда. Как только мы вылезли из лодки мы сразу почувствовали что такое северные комары. Описать это сложно. Подмосковные комары просто не могут сравниться. Даже самые злые - мёщерские. А к комарам еще оводы и гнус, которого на севере называют мошкОй. Просто невозможно дышать. Комары забиваются в ноздри, в уши. Я начал привыкать пить чай с комарами. Только наливаешь в чашку воды, как она сразу покрывается толстым слоем комаров и мошки. Поначалу было противно. Потом привык.
Мази и брызгалки оказались плохим спасением. Они действовали не более 5-ти минут. Единственное средство, которое оправдало себя оказался фумитокс. Палатка наглухо закрывается и поджигается такая фигня, которая тлеет где-то 4 часа. В это время можно наблюдать занятную картину, как комары падают посреди полёта. Когда фумитоксина догорает насекомые мгновенно начинают лезть изо всех щелей.
В этих условиях не было даже и речи, чтобы оставить собаку ночевать на улице. Принимаем решение идти ночью в лес, точнее, в лесотундру. Пока идешь комары не сильно кусают. Они не любят ветра. Даже слабого. Но стоит остановиться....
Собака, чтобы хоть как-то спастись от насекомых катается по мху и траве. Через несколько часов прогулки вони как не бывало. Хэпи Энд.
Утром продолжаем двигаться по Горному Полую в сторону Зеленого Яра. Поселок Зеленый Яр расположен на возвышенном месте между Горным Полуем и основным руслом этой реки, называемым здесь Ходовым Полуем.





Поселок Зеленый Яр населен хантами. Когда он возник - неизвестно. Видимо, это место населено с древних времен. В 2001 году археологами здесь было обнаружено шесть мумий, датируемых 6-7 веками нашей эры.Как написано в прессе: "Этот могильник - самый северный из известных науке, в прошлом году здесь были найдены около 20 захоронений и мумия девочки (находке около 1,5 тысячи лет), но большая часть могильника пока не исследована. Вскрыт только верхний слой и ученые предполагают, что их ждут новые неожиданные находки. "
Больше всего археологов поразило, на сколько хорошо сохранились останки, а также способ погребения. Мумии были завернуты в меховые одежды и обнесены железными пластинами. По мнению ученых, именно такой способ захоронения позволил человеческой ткани лучше сохраниться.







Собственно, нет ничего удивительного, что в этом месте с древних времен селились люди. Если посмотреть на карту, то все станет ясно. Выше Зеленого Яра долина Полуя очень широка. Многочисленные параллельные протоки впадают в огромное озеро Орьяхлор и в целый ряд озер поменьше. Здесь нагуливается рыба. А выход из этой озерной системы происходит через узкую протоку, впадающую в основной Полуй как раз у Зеленого Яра. Если в этой протоке поставить сети, то богатый улов обеспечен. В этом месте и сейчас стоят чумы. Чуть ниже будут их фотографии. Но, пока, мы до них еще не доплыли.



Поселения хантов делятся на два типа. Есть постоянные поселения, называемые по-хантыйски ВОЖ. Например, название поселка Катравож переводится как "старое село". Слово ВОЖ встречается в названиях многих хантыйских поселков. Кроме упомянутого Катравожа есть еще Пельвож, и многие другие. В постоянных поселков нет чумов. Там стоят деревянные избы. В следующем посте я покажу вид одной из таких изб изнутри. Мне удалось пожить там немного вместе с хантами.
ВтороЙ тип поселения называется ГОРТ. Это временный поселок. Например в упомянутой ранее протоке стоит несколько чумов. Там нет постоянных жителей. Сюда приезжают на лето жители Зеленого Яра чтобы наловить рыбы. Чум для ханта - это что-то вроде палатки. Это отличает хантов от ненцев, для которых чум - основное жилье.



Теперь настала пора коротко поговорить об истории этих мест. Древнейшие жители - Сихертя.

Сиртя (а также сииртя, сихиртя) — в ненецкой мифологии мифический народ, обитавший в заполярной тундре до прихода ненцев — «настоящих людей», ныне живущий под землей, боящийся дневного света.

Сиртя описываются как коренастые и крепкие люди очень низкого роста, у них были белые глаза, а говорили они слегка заикаясь.

По легендам, в незапамятные времена сихиртя пришли на Ямал из-за моря. Сначала они поселились на острове, а затем, когда его берега стали обрушиваться под ударами штормов, переправились на полуостров.

Их образ жизни значительно отличался от ненецкого: они не разводили оленей, вместо этого охотились на диких, носили красивую одежду с металлическими подвесками. В некоторых преданиях сихиртя описываются как хранители серебра и золота или как кузнецы, после которых на земле и под землей остаются «железки», их дома-сопки представлялись прикрепленными к вечной мерзлоте железными веревками.

Однажды сиртя переселились в сопки и стали подземными жителями, на поверхность тундры выходят по ночам или в туман. В своем подземном мире они владеют стадами мамонтов («я-хора» — «земляных оленей»).

Встречи с сиртя одним приносили горе, другим — счастье. Известны случаи женитьбы ненцев на женщинах сиртя. В то же время, сиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума), наслать порчу на человека или напугать его.

Затем, пришли ненцы и ассимилировали или истребили сихертя. Надо сказать, что отношения между северными народами всегда были довольно враждебными. Часто случались войны.
Откуда пришли ненцы неизвестно. Большинство ученых склоняются к тому, что их предки с Саян. В 19 веке там даже оставались немногочисленные самодийские народности, родственные ненцам, позже слившиеся с тюрками.
Ненцев в свою очередь с юга стали теснить угорские народы - ханты и манси. Хантам удалось отвоевать у ненцев все выгодные рыбные места. Они стали полностью контролировать долину Оби. Ненцы были вынуждены уйти на север в тундру. Но, как часто бывает в жизни, безнадежное поражение часто приводит к удаче. Человек начинает искать новые пути. И иногда находит. Ненцы стали оленеводами. Оленеводство является сельским хозяйством и, поэтому, обладает большей продуктивностью по отношению к охоте и собирательству. Теперь уже другие народы стали многое перенимать у ненцев.
Ненцы ведут кочевой образ жизни. Летом они уходят со своими стадами на самый север, к Карскому морю. Там меньше комаров. А ближе к зиме они идут на юг. Здесь менее холодно и можно набрать дров для отопления чума.
Так что, я не мог в это время видеть ненцев. Они были очень далеко. Зато была возможность познакомиться с жизнью хантов. Но об этом подробнее в следующих частях.



В поселке Зеленый Яр обнаружена православная часовня.







Еще несколько видов поселка.















Наш путь лежал дальше. Через протоку в озеро Орьяхлор. Василий Михайлович очень давно мечтал туда попасть, но каждый раз на пути возникали преграды. Что там интересного? Неизвестно. Неизведанные места всегда манят. Особенно те, что расположены вроде как близко, но где никто не бывал и не может сказать что там есть.
Не попали мы на озеро и в этот раз. Мы пытаемся проникнуть на озера по короткой протоке, по берегам которой стоят чумы. Но, вода в этом году ушла быстрее, чем обычно. Мы быстро сели на мель и вынуждены были повернуть обратно.









Останавливаемся на ночевку в очень живописном месте на высоком берегу реки Полуй.



На месте, где стояла палатка когда-то проходили рельсы мертвой дороги. Но, сейчас здесь уже мало что говорит о когда-то проходившем здесь железнодорожном пути. Расстояние до Салехарда - 70 километров. До ближайшего человеческого поселения - 30 или 40 километров (Зеленый Яр). На восток населенных пунктов нет почти до Надыма. За время нашей стоянки (двое суток) здесь лишь один раз прошла моторная лодка. И то, это большая удача. Здесь можно просидеть неделю и любоваться на абсолютно безлюдный Полуй.



Дождь идет из дырки в небесах...



Следующее утро нас встречает сильнейшим туманом...





Настала пора рассказать про природу в этих местах. Здесь зона лесотундры. Под ногами - мхи и лишайники. Много багульника, черники, голубики, морошки. Из деревьев - карликовые березы и лиственницы.





Горизонт везде хорошо просматривается. Здесь невозможен густой темный лес, так как солнечная радиация очень слабая.



Под ногами густой ковер из мхов и лишайников.











Княженика - редкая северная ягода. Наверное, самая вкусная из тех, что существует на земле. Чем-то напоминает малину, но несравнимо вкуснее...



На следующее утро продолжаем наш путь. Мы пытаемся пройти в озеро Орьяхлор с другой стороны, через протоку под названием Затяжная.



Точнее, этих проток несколько. Они очень сложно друг с другом переплетаются. Даже генштабовская карта оказалась плохой помощью. Там были обнаружены существенные неточности, о которых нет смысла здесь рассказывать. Благодаря моей ошибки мы сворачиваем не в ту сторону и снова выходим на большой Полуй. Протоки эти весьма длинные и мы побоялись проделывать путь снова. Могло не хватить бензина. Но я надолго запомню эти совершенно безлюдные протоки, где может быть годами не бывает ни одного человека.





Наше безумное путешествие вверх по Полую подходит к концу. Бросаем последний взгляд сверху на озера, на которые нам так и не суждено было попасть и возвращаемся в Салехард.



Впереди была не менее интересная поездка вверх по Оби...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments