az_mnogogreshny (az_mnogogreshny) wrote,
az_mnogogreshny
az_mnogogreshny

Categories:

Джейн Джекобс. Путь в тупик. (о книге "Смерть и жизнь большого американского города") Часть 3

Продолжим читать Джекобс. В прошлой части мы упомянули 4 условия, которые, по ее мнению, должны обеспечивать «полнокровное разнообразие». Пришло время рассмотреть каждый из них.
Первое условие:
 
«Район и как можно большее количество его составных частей должны исполнять минимум две первичные функции; предпочтительно – минимум три. Этим должно обеспечиваться присутствие людей, выходящих на улицу в разное время и с разными целями, но при этом использующих многие городские возможности совместно.»

Продолжим цитировать.
 
«Чем крупнее город, тем, как правило, разнообразнее его обрабатывающее производство и тем выше как абсолютная численность мелких производителей, так и их доля. Причина, если коротко, состоит в том, что крупные предприятия более самодостаточны, чем мелкие, способны иметь внутри себя всех необходимых специалистов и оборудование, могут самостоятельно складировать продукцию и продавать ее на широком рынке – повсюду, где на нее возникает спрос. Они вовсе не обязаны располагаться в крупных городах…  Но для мелких производителей - всё наоборот. Обычно им приходится использовать много разнообразных поставок извне и сторонних услуг, они должны обслуживать рынок там, где он существует, и реагировать на быстрые изменения на этом рынке…
… Для многих видов деятельности, помимо обрабатывающего производства, ситуация сходная. Например, когда страховая компания Connecticut General Life Insurance построила себе новое главное здание в сельской местности близ Хартфорда, ей пришлось, помимо обычных рабочих помещений, комнат отдыха, медпункта и прочего, обеспечить сотрудников большим неспециализированным магазином, салоном красоты, залом для боулинга, кафетерием, театром и большим количеством игровых площадок. Все эти заведения – неэффективны по самой своей сути, большую часть времени они простаивают. Они требуют субсидий – не потому, что они всегда и везде убыточны, а потому, что их использование весьма ограничено. Однако, их сочли необходимыми для удержания рабочей силы. Крупная компания может себе позволить себе роскошь такой неустранимой неэффективности и компенсировать ее другими выгодами. Но, мелкие фирмы ничего подобного не могут. Если они хотят конкурировать за потенциальных сотрудников … они должны располагаться в оживленном городском окружении, где их персоналу доступен весь необходимый ему спектр вспомогательных возможностей и удобств. Одна из многих причин того, что послевоенный исход крупных офисов из крупных городов, о котором так много говорили, оказался фикцией, состоит в том, что разница в ценах на землю и офисное пространство между городом и пригородом, как правило, сводится на нет добавочными площадями, где располагаются такие заведения…»
 
Конец длинной цитаты. У меня есть подозрение, что этот послевоенный исход не состоялся совсем по другой причине.
 
Несколько лет назад пришлось поработать в бизнес-центре, построенном в бывшей промзоне на окраине Москвы. Там был вход по пропускам.Никто посторонний не мог зайти на территорию. Поэтому, с  тем же успехом он мог располагаться среди леса.  Бизнес-центр представлял из себя двухэтажные корпуса с атриумом по середине. Размер фирм был самый разный. В основном, компании были не очень большие и арендовали 1-2 комнаты. Цена за аренду была небольшой, так как земля бросовая. Так вот… несмотря на то, что комплекс был построен менее, чем на половину, на его территории были две точки общепита и салон красоты. И их бизнес был вполне рентабельным. Сверхэффективность от подобных заведений требуется только в центре города на дорогой земле, где, как известно «более интенсивные способы использования вытесняют менее интенсивные» Именно поэтому там нужно использование в течение как можно большего фрагмента суток и как можно большим количеством людей.
 
Всем был хорош наш бизнес-центр на окраине. Но, почему же народ был не доволен? Причина проста – транспортная недоступность. Люди слишком много времени теряли, чтобы добраться до него.
 
Когда фирма переезжала оттуда все варианты за пределами центра были отметены, так как кому-то всегда оказывалось слишком далеко туда добираться. В результате, всех устроил вариант в центре, хотя помещение было, мягко говоря, так себе.
 
Итак, улица (район), по мнению Джекобс, должны исполнять как можно больше первичных функций. То есть, жилые дома должны идти вперемешку с офисами, промышленными предприятиями, больницами, ресторанами и всем, что можно себе представить. Чем гуще смесь, тем лучше. Но тут у нас возникают проблемы с эффектом масштаба, который лежит в основе всей нашей индустриальной эпохи. Чем больше с конвейера сходит однотипных изделий, тем меньше себестоимость каждой из них. Именно это привело к современному высокому уровню жизни, невиданному в прежние доиндустриальные времена, когда каждая вещь изготовлялась штучно. Современный крупный и успешный завод, это сотни гектаров цехов, складов. Где уж тут разнообразие? Согласно  Джекобс,  это «Великое Несчастье Скуки». Это территория, вырванная из городской жизни и оказывающая губительное влияние на окружающие районы («проклятие приграничных пустот»). Вообще, Джекобс очень любит рассуждать о мастерских краснодеревщиков и скобяных лавках, но обходит стороной крупную индустрию. Она предлагает ограничить строения по ширине фасада. Естественно, крупному производству не место в таком городе. Не только из-за предлагаемого запрета, но и по причине общего отсутствия крупных участков по приемлемой цене. Эти же рассуждения относятся и к офисным центрам. У них, конечно, есть выход – возвести на небольшом клочке земли небоскрёб, но это решение чрезмерно дорогое. В итоге, в нашем городе мы будем иметь только мелкий бизнес. Либо не доросший до индустриальных масштабов, либо не индустриальный в принципе, вроде мастерской краснодеревщика.  Вообще, Джекобс как бы не замечает, что на дворе индустриальная эпоха. Город у нее по-прежнему средневековый и со средневековыми занятиями.
 
Вообще, забавно, что в какой-то момент американцы и европейцы сами поверили в «постиндустриальное общество» и решили избавится от промышленности, переведя ее в Азию. Думали, что смогут прожить за счет услуг и инноваций. В итоге- гигантский торговый дефицит и неминуемое банкротство. Что-то подобное Джекобс предлагает проделать и с городами, забывая, что ушедший в пригороды и средние города крупный бизнес там же будет платить налоги. И туда же переселятся и будут платить налоги работники.
 
Это далеко не всё. В начале поста была длинная цитата из Джекобс, где она говорила, что предприятия получают выгоду от нахождения вместе. Но, вместе означает не только «в одном городе». В ряде случаев эта выгода может быть извлечена именно из территориального соседства предприятий. И не только предприятий. Возьмем, например, торговлю. Расположение на одной улице букинистических магазинов, к примеру, могло бы быть удобным как покупателям, так и владельцам. Коллекционер мог бы сразу обойти много магазинов, сравнив ассортимент и цены. Магазин получил бы больше покупателей. Кроме того, вокруг этих магазинов могла бы сформироваться своя тусовка, своя среда. А вместо этого мы будем отправлять этих людей путешествовать в разные концы города по пробкам. Получается, что мы сами убиваем многообразие, пытаясь его искусственно насаждать.
 
Вот еще пример. Туристический район старого города. Все здания старые. Использование района довольно однотипно. Гостиницы, немного жилья, куча магазинов, торгующих одним и тем же набором товаров для туристов. По теории Джекобс район недостаточно диверсифицирован. Что сделает градостроитель начитавшийся ее книг. В районе, нужны дома разного возраста. Значит, нужно построить новые дома, отличающиеся высотой от старых. Часть старых снести. В районе не хватает офисов. Надо влепить туда несколько ультрасовременных офисных коробок. Да еще в придачу немного мелкой промышленности. И что мы получим? Район может и стал более разнообразным, но он перестал привлекать туристов, так как они в своем подавляющем большинстве не разделяют вкусов Джекобс и не любят архитектурный хаос и сумбур. Своеобразие района потеряно. Он стал похож на все остальные, таким же образом диверсифицированные районы. Заодно мы погубили чей-то успешный бизнес и обеднили город в культурном плане.
 
Многообразие в духе Джекобс, таким образом, приходится навязывать искусственно, а ведь она начинала с проповеди естественного города, без чрезмерного регулирования со стороны градостроителей. А в итоге получили более сложное регулирование, чем в случае с «городом-садом» и «лучезарным городом», любимыми объектами нападок со стороны Джекобс.
 
То, что многообразие придется навязывать еще пол беды. Возникшее таким путем многообразие еще и нестабильно и разрушается сразу же после того, как появляется. И виной тому – тот самый принцип, что более интенсивные способы использования вытесняют менее интенсивные.  Этот процесс подробно описан в главе» саморазрушение многообразия» и простого и стопроцентно эффективного метода борьбы не предложено. Опять сложнейшее регулирование.
 
Продолжение следует…

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments